История

Лада Быстрицкая

мастер по росписи фарфора, и главный художник собственной мастерской, объединившей двадцать мастеров-живописцев.

Мастерская, существующая с 1997 года, сегодня является продолжателем лучших традиций русских дореволюционных мануфактур. Тонкость живописи, разнообразие сюжетов, богатый декор, чувство вкуса, гармоничное сочетание формы и росписи находит воплощение на различных изделиях: чайные, кофейные и столовые сервизы, декоративные тарелки, блюда и пласты, пасхальные яйца, шкатулки, иконы.  И даже редкие для фарфоровых изделий предметы интерьера: лампы и мебель.

Откуда у Лады Быстрицкой возникла такая тяга к искусству и чувство прекрасного? Мастерство воспитывается на протяжении долгих лет. Родители Лады не были художниками. Но материнская ветвь рода происходила из Златоуста, от уральских золотопромышленников. Дома на семейные праздники любили накрывать красивый праздничный стол. Именно в детстве у Лады появилась любовь к фарфору.

Для Лады фарфор стал материалом, которым хотелось насыщать быт, создавая уникальные произведения мебели, женские украшения, сумочки; сочетать с красным деревом, карельской берёзой, позолоченной бронзой. Так формировался фарфоровый мир мастерской Лады.

Создавая эксклюзивные произведения, нельзя потерять традиции школы. А обучение художника – долгий и трудный процесс.

Первым этапом для Лады была Художественная школа Кустодиева на Каменном острове Петербурга. Для художника декоративного искусства важно не только уметь рисовать и обладать художественным вкусом, но знать и совершенствовать технологию, постоянно оттачивая мастерство.

В 1990 году Лада Быстрицкая поступила в Училище на Дальневосточном проспекте. Именно в этот момент у неё появилась особая страсть к росписи. В этот год в училище пришёл преподавать опытнейший живописец Юрий Иванович Толпинский, с юности работавший на ЛФЗ и перенявший навыки дореволюционных мастеров. Увидев рвение юной художницы, преподаватель твёрдо сказал: «Вам необходимо прийти к нам, в художественную лабораторию». Быстрицкая полгода работала в одной мастерской с опытными живописцами Анной Носовой и Нуриёй Каюмовой.

Эти мастера многообжиговой фарфоровой живописи передали Ладе свои секреты, о которых мало кто знает.

Как сделать ровное красочное крытьё вазы для того, чтобы фон остался без единой пылинки и ворсинки? Добавить лаванду. Для крытья надо перемешивать краску шпателем на стекле триста раз: не меньше и не больше. Тампонировать лучше не синтетическими губками, а козьей шерстью: лессировки получаются как в начале ХХ века. Все эти профессиональные тонкости напоминают колдовские рецепты. И неудивительно, ведь фарфор – это волшебство. А ещё – постоянный ручной труд.

Быстрицкая училась у настоящих мастеров, приобрела высокий уровень техники на заводской производственной базе.

Окончив училище в 1991 году с красным дипломом, художница поступила в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В.И. Мухиной (ныне – Академия им.  А.Л. Штиглица) на факультет Художественной керамики и стекла. Учёбу Лада окончила в 1995 году.

Уже в начале творческого пути Быстрицкая создавала масштабные проекты. Так, за два года была разработана коллекция чайных пар с разными сюжетами: орнаменты по мотивам Фаберже, виды русских городов, православные образы, русские сказки, флора и фауна Сибири. По результатам этой работы художницу приняли в члены Ассоциации народных промыслов в Петербурге. Первая выставка состоялась… в Ницце в 2000 году! Именно там Лада познакомилась с Романом Куриленко, ставшим директором её мастерской.

На выставку в Ницце приехала княгиня первой волны русской эмиграции. Княгиню знала вся Франция: пожилая женщина в кружевах, с веером, в чепце, на каталке. Будто дремавшая, когда её провозили мимо витрин с работами Быстрицкой, она махнула платочком и попросила остановиться. Работы Лады, обращённые к традициям, заставили княгиню предаться воспоминаниям о детстве, об окружавших её фарфоровых произведениях. Итогом той встречи стала покупка всей показанной на выставке коллекции. Княгиня, имеющая сильный акцент, сказала Быстрицкой: «У Вас будет потрясающее будущее, Вы вносите русское – яркое и жизнерадостное – в фарфор». И на буклете выставки написала: «Ладе Быстрицкой – русской художнице с чудной душой». Эта пожилая женщина была последним представителем известного рода и через год скончалась. Но именно эта встреча стала своего рода благословением для молодой художницы.

Но настоящее признание пришло чуть позже, уже в Москве, ведь творчество Быстрицкой русское, а не холодно-отстранённое европейское. В то время среди ценителей фарфора был запрос на произведения, выполненные в традициях и стилистике XVIII–XIX веков. Это направление было с успехом воплощено в творчестве Лады Быстрицкой и её живописцев.

Мастерская постепенно росла, принимала участие во множестве различных выставок. Заказы формировали фамильные коллекции. Порой это было восстановлением старинных сервизов, не прошедших испытания временем, в других случаях создавались принципиально новые работы.

С приходом Романа Куриленко на пост директора производство было расширено, укомплектовано дополнительными печами. Имея образование физика, Роман отдаёт предпочтение регулярному совершенствованию технологического цикла и внедрению современного оборудования.

Работы мастерской Лады Быстрицкой по духу и по манере мало отличаются от антикварных. Её фарфор остаётся предметом роскоши и является объектом коллекционирования. Когда-то так работали в живописной мастерской князя Юсупова, которая позже была расширена до небольшого фарфорового завода. Как знать, не суждено ли современной мастерской повторить путь знаменитого фарфорового усадебного производства?